Итак, продолжаем разговор.
В прошлый раз речь зашла о высокой позиции и о резонаторах. Продолжим её.
Итак резонатор для певца - то же самое, как для любого музыкального инструмента. Натяните струны на бревно - тихо. Натяните те же струны на фанерный ящик - сразу слышно стало. Хотя усилия к струнам прилагались одинаковые.
Строение голосового аппарат человека вполне аналогично. Отличие в том, что на человеке много мяса. А пустот сравнительно немного (сюда можно вставить дежурную шутку про то, что, чем глупее певец, тем лучше резонирует, хотя действительности это, как вы понимаете, не соответствует). Можно драть глотку сколько угодно, но слышно будет только тем несчастным, которые окажутся в непосредственно в эпицентре вокальной катастрофы. Не думаю, что нужно уточнять, какого качества будет этот звук, завязнувший в мягких тканях глотки, как в болоте. Но это неизбежное следствие неумения пользоваться головой - пользоваться которой надо довольно долго учиться. Чем больше резонаторов задействовано, тем меньше усилий тратится на то, чтобы звук долетал до задних рядов галёрки. Эталонная европейская школа предполагает задействование их всех, при главенстве верхних (в традиционной азиатской школе всё наоборот).
В качестве иллюстрации - дуэт их оперы "Пуритане" (Беллини).
Запись 1961 года, причём не студийная. В данном примере обратите особенное внимание на сопрано. Исполняя свою партию практически mezzo-voce (вполголоса), певица тем не менее всегда оказывается "поверх" остальных солистов, хора и симфонического оркестра. Благодаря несовершенству тогдашней не студийной звукозаписывающей аппаратуры мы имеем наглядный пример того, как работает высокая форманта. Женскому голосу не так-то просто "перепеть" мужчин. (про переорать мы тут не будем, не наш уровень), поэтому в данном соревновании побеждает мастерство. Хотя Альфредо Краусс, тенор, несмотря на тогдашнюю неопытность, уже начинает становиться совершенством, но в этой записи безоговорочно побеждает его партнёрша, имя которой, к сожалению, не указано.